Разговоры перекрёстков Екатеринбурга

Автор: Борис Юзефпольский
18.03.19
959
5 минут чтения
Город
В Екатеринбурге все друг с другом разговаривают. Даже перекрёстки улиц. Фантазия на тему от автора Overtime.life Бориса Юзефпольского.

Я живу в Москве уже полтора года. Каждый день езжу на машине исключительно с навигатором, практически не запоминаю названия бесчисленных улиц, только самых главных. Принципиальная разница в размерах между Екатеринбургом и столицей чувствуется в ответах на вопрос «А где ты живешь?». В Екатеринбурге тебе назовут улицу, в Москве – станцию метро.

Мне не хватает улиц, их истории. Я часто вспоминаю Екатеринбург и, находясь на расстоянии, стал задумываться об их названиях. Нет, в них ничего особенного нет – стандартные для России Ленина, Студенческая, Кирова, Ломоносова и многие другие. Но вот их нелогичное расположение определенно вызывает вопросы.

Правильно было бы, если бы улица Пушкина пересекалась с улицей Дантеса, Менделеева – с Ломоносова, а любая улица с коммунистическим намеком была бы тупиковой или односторонней. Мичурина можно спокойно переименовать в улицу Шредингера, потому что она одновременно есть и ее нет.

Еще я легко представляю, как Юрия Гагарина на Первомайском параде страна поздравляет с первым полетом в космос. Где-то неподалёку Борис Ельцин благодарит химиков за то, что один из них изобрел водку.

Я представляю, как иду по городу и вдалеке вижу столпотворение – это Ильич встретился с уральскими рабочими.

– У нас, товарищи, светлое будущее впереди! Вот вам, товарищи, по чайнику!
– Слышь, лысый, это мы тебе сейчас по чайнику дадим. Это тебе не Разлив, тут Уралмаш

А вот сидят Чайковский с Циолковским, пьют чай и говорят друг другу комплименты.

– Ваша музыка просто прекрасна!
– Она особенно прекрасна, если ее слушать под вашими звездами.

Чайковский делает комплимент Циолковскому, тот настороженно на него смотрит, пьет чай, повисла неловкая пауза.

Недалеко на углу стоят Степан Разин и декабристы.

– Мужик, не подскажешь, где тут Сибирь?
– А зачем вам?
– Мы ссыльные. Нам бы туда, да не околеть по дороге.
– Ну пойдемте.
– Точно дорогу знаешь?
– Мне не впервой, мужики.

Иду в центр. Прохожу мимо двух мужиков: довольно живо беседуют между собой Пушкин и Ленин. Первый жалуется на то, что ему, солнцу российской поэзии, в Екатеринбурге довольно тесно. Второй сетует на то, что его побили уральские рабочие. Рядом молча стоит Мичурин, грызет яблоко.

Потом все трое уходят, что-то обсуждая и смеясь. Слышно, как Ленин спрашивает у кудрявого поэта что-то про пересадку волос и про дуэли.

Тут же в центре Чернышевский привязался к прохожим и задаёт два вопроса - «Что делать?» и «Кто виноват?». Вот он встречается с Радищевым, и тот ему советует бросить все и валить из Петербурга в Москву. Мол, маршрут популярный, политически перспективный.

И тут мне становится грустно. Я вижу, как ведут на расстрел Бакинских комиссаров. Их толкают ружьями, они переходят через улицу Победы.

Безусловно, в Екатеринбурге есть исторически логичный нейминг. Например, пересечение Фурманова и его героя Чапаева, идущие рядом Маркса и Энгельса, соседствующие Сурикова, Серова и Айвазовского. Возможно, все улицы можно расположить логично, или просто по цифрам, как в Нью-Йорке, но тогда бы не было этого странного текста. И не было местами смешно во время прогулок по городу.

Иллюстратор: 
Юлия Слепухина
Рубрики: Город
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментариев нет, будьте первыми!

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.