«Счастье - это любимая работа, в которой ты что-то понимаешь и что-то из себя представляешь»

Автор: Алёна Захарова
13.04.23
10836
7 минут чтения
Спорт
Overtime.life продолжает серию материалов о людях, чей вклад в победы огромен, но их усердный труд остаётся за кадром ледовых поединков. На очереди специалист, в руках которого в прямом смысле находятся игроки, потому что руки – его главный рабочий инструмент. Массажист Александр Белов рассказал о нюансах своей деятельности. Он отдал много лет профессиональному спорту и не понаслышке знает насколько важен массаж для спортсмена.
– Александр, в прошлом вы профессиональный спортсмен. Как вы стали массажистом?
– Всё верно, у меня относительно богатое спортивное прошлое. По окончании карьеры, как и у каждого спортсмена, возник вопрос: «Что дальше?». Я был обычным спортсменом сборной страны, не коммерсантом или учёным, поэтому хотелось остаться в спорте. Я принял решение пойти учиться на массажиста. Попробовал, и сразу понравилось! Начинал делать массажи в лёгкой атлетике, как и спортсменом был в лёгкой атлетике.
Расскажите о вашей спортивной карьере.
– Расскажу коротко. Я начинал в городе Братске. Мне попался замечательный тренер – Олег Викторович Трябцев, который привёл в легкую атлетику. Это была любовь с первого взгляда. Всю жизнь я этим и занимался – профессиональным спортом, лёгкой атлетикой. Постепенно развивался от разряда к разряду, попал в сборную СССР, потом в сборную России. Очень долго выступал, завершил карьеру, когда мне было за тридцать. Двадцать лет точно отданы профессиональному спорту.
А где вы начинали свой путь в этой профессии?
– Я выступал за спортивный клуб «Луч». Уже тогда директором клуба был Рафаил Карманов. На тот момент там не было массажиста, но он был необходим. В «Луче» была очень большая команда, где тренировались и молодые, и взрослые спортсмены. У взрослых спортсменов вообще была великая команда – чемпионы и призеры Олимпийских игр, чемпионы мира, Европы, России.
Как же вы оказались в Екатеринбурге и попали в «Луч»?
– В Братске я окончил школу, потом уехал в Иркутск и поступил в институт. В связи с этим поменял тренера. В Иркутске у меня был тоже очень хороший наставник – Александр Яковлевич Сапунов. В то время на сборах я встретил свою любовь. Она была из Екатеринбурга, поэтому пришлось переехать сюда. Она тоже была из легкой атлетики. Это одна каша, в ней все варятся, видят друг друга. Из другой жизни редко кто находит себе пару. 
Как из легкой атлетики вы пришли в хоккей и оказались в «Автомобилисте»?
– Тут интересная история. Лёгкой атлетике не в ущерб сказано, но там очень много работы, работа интересная, но оплачивается низко. Поэтому я решил, что нужно развиваться дальше и попробовать другой вид спорта. Это был 2009 год. Я совершенно случайно прочитал на «Е1» заметку о том, что «Автомобилист» входит в КХЛ. В то время я интересовался хоккеем. Не сильно, но болел. Даже ходил на матчи. Я представлял что такое хоккейная команда и решил посмотреть, кто там работает. Оказалось, что в клубе всего один массажист. Я подумал, что одному, когда в команде 25-30 человек, работать нереально. По опыту я знал, что если 20 человек к тебе ходят одномоментно, то это очень тяжело. Я сам набрал номер, попал на врача. Тогда здесь работал Саша Зайков (он сейчас продолжает работать в КХЛ, в хоккейном клубе «Сочи»). После звонка я приехал на собеседование. Через несколько дней «Автомобилист» уезжал на сбор в Финляндию и взял меня на просмотр. Сразу после просмотра ребята ответили мне «да». Я отработал сезон, потом ушёл. Вернулся в легкую атлетику, в сборную страны. А в 2013-м году наш начальник команды Дмитрий Попов звонит и говорит: «Саш, есть место, ты необходим нам». Я в этот момент сидел на базе в Новогорске. Тогда мы готовились к чемпионату мира, который проходил в Москве. Я ответил, что прямо сейчас не могу. Мне нужно было доработать с командой, сходить хотя бы на пару недель в отпуск, потому что я год работал. С 1 сентября я был готов начать. Я вернулся и работаю практически 10 лет.

На тех сборах в Финляндии вашим экзаменатором был опытнейший массажист команды Ильшат Гайнуллин?
– Нет, экзаменаторами были хоккеисты, по отзывам уже составлялась картина. Тогда был хороший человек, замечательный хоккеист в прошлом Валера Карпов, его должность в клубе, наверное, называлась генменеджер. Он тоже пару раз пришел ко мне на массаж, сказал: «Профи!». Вопросов ко мне не было.
В «Автомобилисте» работают несколько массажистов. Расскажите о ваших коллегах?
– С этого года в команде работают три массажиста. С Ильёй я познакомился ещё в 2009-м году, когда пришёл в первый раз. Илья работает в клубе уже около 40 лет. Тогда он рассказал мне о нюансах работы, что помимо массажной есть еще дополнительная, например, напитки разводить ребятам. У нас сразу сложились дружеские отношения. А Павел пришел в этом сезоне. Я его давно знаю, он тоже бывший спортсмен. Когда у него встал вопрос о завершении карьеры я ему ничего не советовал, он сам всё решил - тоже отучился на массажиста. Павел начал в замечательной группе у тренера Владимира Казарина, воспитавшего Олимпийскую чемпионку. Он достаточно опытный: поездил со сборной, работал со многими спортсменами, не только с российскими, но и с зарубежными. Это не нами сказано, а подтверждено иностранными коллегами, российские массажисты - одни из самых сильных массажистов в мире. Они всегда востребованы. Если из лёгкой атлетики кто-то уходит, то всегда находит работу. Я знаю множество массажистов, которые уходили в футбол, хоккей, бобслей. На данный момент один из сильных массажистов работает в женской сборной по хоккею.
Как строится рабочий день массажиста в «Автомобилисте»?
– Всё зависит от расписания. Мы приходим раньше, чем команда, на час-полтора. Делаем побочные дела – готовим воду, полотенца, зал, чтобы хоккеистам было удобно. Когда они приходят, начинается массажный день. Кого-то нужно растереть, разогреть или сделать мануалку. Вот такие текущие дела перед тренировкой, перед разминкой или перед игрой. После тренировки начинаем основную часть. Кто-то приходит на полный массаж, кто-то чтобы только поработать над тем, на что жалуется. Уходишь практически последним.
Чем вы занимаетесь во время матчей?
– Часть матча, где-то около половины, я смотрю. А в остальное время, пока ребята играют, в мои обязанности входит подготовить к перерыву напитки. Кто-то предпочитает чай, кто-то изотоник, года два назад взяли в моду кока-колу пить. Но это физиологически понятно, в коле большое содержание сахара, а хоккей - энергозатратный вид спорта. Видимо у хоккеистов за матч сахар в крови падает и им нужно восполнить гипогликемию так называемую. Также в конце матча я встречаю курьера, который приносит пиццу для ребят. Меня раньше очень удивляло, что ребята могут выйти со льда и сразу начать есть. Когда у меня заканчивались тренировки или соревнования, то не хотелось есть вообще. Я настолько выкладывался, что пища не могла залезть.
Сколько массажей в день делает массажист?
– По-разному. Например, мы ограничены по времени на выезде, когда прилетаем в другой город. Если я начинаю работать в восемь вечера, то заканчиваю в одиннадцать-полдвенадцатого. И это массажи идут подряд. Если что-то беспокоит в нескольких местах, процесс затягивается. Получается, два человека за три часа. Ковыряешься очень долго. Если массаж проходит быстро, то побольше успеваю сделать. Когда ребята придут и попросят, например, только спину, то тогда четыре-пять человек за вечер бывает.
Массаж – обязательная процедура для хоккеиста?
– Я думаю, да. Вообще массаж в других видах спорта больше ценится. Среди хоккеистов есть ребята, которые следят за собой. Они ходят регулярно. Классно, что они были у меня. На моей памяти - это Федя Малыхин, Эдик Левандовский, Найджел Доус. Найджел для меня вообще суперпрофессионал, лучше профессионала я не видел ещё. Паша Дацюк тоже. Но, на мой взгляд, Найджел превосходит всех по отношению к себе, к хоккею. Эти хоккеисты не приходили спонтанно, я точно знал, по каким дням они придут, какой массаж нужно сделать, сколько по времени с ними работать. Остальные раз в год могут прийти. Кто-то вообще не ходит, ну так они себя чувствуют.
– А кто сейчас самый частый клиент?
– Сейчас иностранцы. Джесси Блэкер, Стефан Да Коста, но у них есть проблемы. Не сказать, что они любители, им массаж необходим. Вообще иностранцы к этому делу более профессионально относятся, чем наши ребята. Они хотят играть дольше, зарабатывать больше, поэтому следят за здоровьем. При малейшей проблеме они идут сразу. Из российских, к Паше Даня Романцев постоянно ходит, ко мне Никита Трямкин, Серёга Широков. Алексей Василевский к Илье больше ходит, но и к нам тоже захаживает. Есть те, кто вообще не ходит. Например, Брукс Мэйсек у нас в клубе четвертый сезон, но он только в этом году понял, что массаж нужен. Он однажды сказал: «Я не люблю массаж, но я вижу, что он помогает», и стал ходить.

– Молодые или более опытные чаще ложатся на кушетку?
– Более опытные, конечно. В хоккее вообще интересная вещь есть – «дедовщина». То есть если молодой ложится, то его сразу начинают подкалывать ребята постарше и поопытнее. Если заходят и увидят молодого, то начинают говорить: «Ооо, а кто это тут у нас лежит? А сколько ему лет? Я в такие годы даже слово “массаж” не знал!». И молодые стараются меньше ходить, хотя им все время транслируешь – если что-то болит, лучше прийти. Неважно будут тебя подкалывать или не будут, это твое здоровье. Всё должно быть в порядке, потому что на тебя рассчитывает тренер и команда, ты должен быть всегда на все 100% готов.
Хоккеисты приходят только с проблемами?
– Редкость, когда человек пришёл, а у него ничего не болит. Не бывает такого практически. В основном приходится работать с ногами, спина тоже очень важная часть. Могут попросить часть руки сделать, потому что домой торопятся.  Кто профессионально относится, те идут на полный массаж, который рассчитан на все группы мышц, просят прорабатывать мышцы, особенно рабочие.
Массаж помогает избегать травм и быстрее восстанавливаться, если есть повреждение?
– Да, конечно. Одно другое дополняет.
Как взаимодействуете с медицинским штабом?
– С медицинским штабом массажисты близко работают. Например, ты не можешь принять полностью решение сам, идёшь к доктору. Это обязательно. Какие-то проблемы выявляешь сам: тестируешь и картина становится очевидной. Вообще доктора не то что бы наши начальники, мы должны работать совместно.
– Спортсмены засыпают на массажном столе?
– Хоккеисты нет, а вот легкоатлеты засыпали. Олимпийский чемпион Ваня Ухов засыпал, кто-то из девчонок... Помню, было такое.
– Во время массажа общаетесь с игроками?
– Обычно да. Такие лёгкие разговоры бывают. В душу никто не лезет - ни я, ни они тем более. Есть те, кто любят помолчать. Обычно хоккеисты гаджеты кладут перед собой и что-то смотрят там.
Много интересных историй рассказывают?
– Я сам спрашиваю. Например, у Серёги Широкова спрашивал про Олимпиаду. Я представляю, что это, потому что уже работал в лёгкой атлетике с олимпиониками, меня интересовало, как это в хоккее. Олимпиада, помимо Кубка Стэнли, - это верх спорта. На самой Олимпиаде я не был, но был на соревнованиях, которые очень похожи на Олимпийские игры. Когда я в 2002 году работал в лёгкой атлетике со сборной Южной Кореи, мы принимали участие в Азиатских играх. Там выступали 40 с лишним стран. Проводят это мероприятие раз в четыре года, как Олимпиаду. Организация этих Игр такая же. У Серёги, который участвовал в Олимпийских играх, было интересно из первых уст узнать, как ведет себя команда, как кушали, как спали, какие чувства были в последние минуты, когда в цейтнот попали с немцами и как решилось всё в нашу пользу. А так сами ребята почти ничего не рассказывают, спрашивать нужно.
У вас есть любимчики? Бывает, что кого-то с удовольствием массажируете?
– Ну вот, Найджел был. Он как человек прекрасный и как спортсмен. Пусть было тяжело, потому что у него крепкие физические данные. Он очень сильный, у него очень плотные мышцы, но всё равно с ним я работал с удовольствием.
Кто был самый звёздный игрок, с которым вы работали персонально? Был ли он наиболее требователен?
– Это Паша Дацюк, Серёжа Широков, Брукс Мэйсек. Им предлагаешь свой стиль. Массаж – дело вкуса. Если человеку нравится, как ты массируешь, то он будет ходить. Если что-то не нравится, он будет менять массажистов либо уходит, но такого вообще нет.
Тренеры к вам приходят? Кто из тренеров особенно любил массаж?
– Посещают, конечно. Крикунов был у меня. Разок, наверное, Разин был. Николай Николаевич Заварухин, Билл Питерс и его помощник Перри Перн. С помощником плотно поработал, ну и с самим Питерсом, конечно.
– Спортсмены вас всегда благодарят за работу или воспринимают как должное?
– Вот в этом смысле хоккей – просто райское место после лёгкой атлетики. Когда ты сюда приходишь, тебя просто на небеса возносят, тебя благодарят, тебя любят, ты начинаешь ощущать себя действительно специалистом, причём хорошим специалистом. Часто слышишь благодарность. Одна из благодарностей, это когда ходят постоянно к тебе. Это своего рода знак качества: когда часто ходят, значит, ты нравишься.
Работа массажиста - это тяжёлый физический труд или всё-таки больше моральная нагрузка?
– И то, и то. Я не знаю, как это происходит, бывает, что работаешь с человеком, но после него тяжело и морально, и физически. При этом ты можешь почти не разговаривать с ним. А есть кто-то, кто лежит, ты отработаешь с ним, и практически не устал.
– Массаж консервативен или существуют какие-то эксперименты, повышения уровня и квалификации?
– Тут дело не в экспериментах, тут дело в знаниях. Может, кто-то считает, что массаж – это «рельсы-рельсы, шпалы-шпалы», но это далеко не так. Чтобы помогать, нужны определенные знания. Недостаточно 20 лет назад научиться каким-то движениям и на этой базе ехать. Нужно постоянно получать новую информацию. Существуют методики, но если локальные проблемы возникают, то нужно знать, что делать с человеком, чтобы помочь ему. Приходят же с конкретными целями, чтобы убрать какую-то боль, а ты должен понимать, что делать. Это знания.
– Как вы получаете эти знания?
– С нашим ритмом работы тяжело куда-то ходить и садиться за парту. В основном смотрю в Интернете лекции достаточно хороших массажистов. Прекрасных просто. Зарубежных, в том числе. Их смотрю прямо с удовольствием. Я, слава богу, хоть что-то понимаю по-английски. Стили там у всех разные: есть жёсткие, есть мягкие методики. Но я мягкие не особо люблю, я люблю жёсткие, чтобы человек прилипал к кушетке, тогда польза очевидно будет. Так и обучаешься, потому что только на своих знаниях трудно ехать.
– С массажистами других клубов обмениваетесь опытом?
– Да. С большинством массажистов хорошие отношения. Всё равно в поездках или когда к нам приезжают, в нейтральной зоне встречаемся, общаемся. Спрашиваем про физиолечение, тейпирование, как справляются с определенными болями в спине или в нижней части тела.
Сейчас вошли в моду ручные массажёры. Применяете ли их?
– Да, есть такие гаджеты, но я их не очень приветствую. Это, так скажем, обычные вибраторы. Да, они помогают и что-то там приятное делают, но руки ими не заменить.
Что делаете ещё, помимо массажей?
– В этом сезоне руководство приобрело физиоаппарат - достаточно дорогой и очень эффективный. Насколько он эффективен, мы сразу поняли и стали с ним работать. Наши доктора и мы, массажисты, прошли обучение. Раньше мы работали только руками, а сейчас массаж не всегда требуется - сделаем лечение на аппарате, и всё будет классно.
– Массажист сильно влияет на успех команды?
– Ну, массажисты скромные ребята. Конечно, приятно, когда команда выигрывает. Ты чувствуешь себя частью этой победы. Но всё-таки дело в ребятах, в тренерах, а мы просто помогаем. Но я, может, скромно говорю. Я не люблю говорить, что мы основная часть.
Можете ли вы сказать, что находитесь на своем месте и счастливы, работая в «Автомобилисте»?
– Да, несомненно! Я уже давно всем это говорю. Тут счастье в чём? Есть любимая работа, в которой ты что-то понимаешь и что-то из себя представляешь. Она даёт после сезона достаточное время отдохнуть. Ещё один важный компонент – это достойная оплата. Я могу сравнить с легкой атлетикой. Ни в коем случае не говорю плохо о лёгкой атлетике – это разные вещи совершенно.
– Есть ли у вас цель или мечта, которая связана с работой?
– Ну конечно! Тем более, как бывшему спортсмену, мне нужна только победа. Не локальная. Нужно смотреть, туда, где кубок стоит.
Иллюстратор: 
ХК "Автомобилист"
Рубрики: Спорт
Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментариев нет, будьте первыми!

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Overtime.life - портал о спорте и не только
С нами скучно не будет — подписывайтесь на нашу рассылку
Мы пишем легко и просто почти обо всём. Иногда шутим, иногда
смеемся. Смотрим на мир под другим углом. Любим иронию и сарказм