Вадим Эйленкриг: «Екатеринбург у меня напрямую ассоциируется с музыкой»

Автор: Иван Коробецкий
30.06.22
10917
7 минут чтения
Город
Нашей редакции очень повезло. Буквально за полчаса до выхода на сцену мы записали интервью с хедлайнером Ural Music Night - Вадимом Эйленкригом, российским трубачом, ведущим т/к «Россия-Культура», продюсером, Заслуженным артистом Республики Татарстан. Мы попытались выяснить, все ли ещё джаз является элитарной музыкой, сколько нужно репетировать, чтобы играть на высоком уровне, а также, какие фильмы про джаз однозначно стоит посмотреть.
- Вадим, Вы приезжаете в Екатеринбург уже не в первый раз, значит ли это, что наш зритель стал хорошо разбираться в таком музыкальном направлении, как джаз?
Мне, конечно, очень хотелось бы так думать. Лично у меня Екатеринбург напрямую ассоциируется с музыкой. Здесь хорошие джазовые традиции, прекрасные коллективы, мой коллега Сергей Пронь, уральский диксиленд. Так сложилось, что мы здесь бываем достаточно часто и я этому очень рад. Вообще, джазовая публика - она везде плюс-минус одинаковая, неважно, Гонконг это или Екатеринбург. Как правило, эту музыку слушают люди - подготовленные, знающие, читающие, образованные (при этом не обязательно иметь корку). Везде есть какая-то своя специфика - региональная, национальная, климатическая, географическая. Мне кажется в вашем городе очень теплая и правильная публика. Это уже накладывает на нас определенные обязательства. Понимаешь, что обмануть уже не получится.

- На Ваших концертах можно услышать и классические композиции джаза и оммаж советским композиторам, зажигательные латинские мотивы. Мне кажется, что Вы разрушаете миф о том, что джаз – это что-то элитарное?
Может быть причина в том, что просто я не такой элитарный. Видите, у нас в команде нет такого маркетингового отдела, который бы сидел и думал «что бы нам сыграть, чтобы продать больше билетов, привлечь больше публики на концерт и хорошо заработать на этом?» Мы искренне играем то, что любим и это у нас хорошо получается. Первое совпадает со вторым, второе с третьим. В этом смысле мы очень счастливые люди!
 - Почему джазовую музыку так редко можно услышать по радио?
Наверное, потому что процент любителей джаза в общем сравнении со всей остальной музыкой – более-менее одинаковый, исключая, тот период времени в истории, когда джаз был популярной музыкой. Когда-то и академическая музыка была в мейнстриме, но в итоге она стала ещё более элитарной, чем джаз.
 - Джаз появился в США в начале XX века, тогда не было ни интернета, ни телевидения, тем не менее, эта музыка смогла крепко занять свою нишу, как Вы это можете объяснить?
Во-первых, потому что это и вправду очень красивая и интересная музыка, во-вторых, изначально, она была танцевальная. В-третьих, не стоит забывать, что в Америке она создавалась вопреки всеобщему мнению, не только темнокожими музыкантами. Там были музыканты всех цветов кожи и различных национальностей. Все в этот жанр что-то привносили. Именно это и объясняет то, что джаз понятен в любой точке мира. Джаз - это своеобразный симбиоз звуков всех народов, континентов, национальностей.
 - Раньше был винил, потом появились CD-диски, затем все перешло в digital, каким Вы видите развитие музыкальной индустрии в сегодняшних реалиях?  
Музыкальная индустрия уже пошла на второй круг. Тут все очень просто. Человек ностальгирует по тому, что было в его юности. Поколение, у кого в молодости был винил - приобрели себе винил уже во второй раз и прекрасно себя чувствуют. Сейчас стала популярна новая концепция о том, что «самая правильная музыка звучала на магнитных лентах». Наверное, это про мое поколение. Оно ностальгирует по магнитофонам, кассетным проигрывателям и, конечно, есть люди убежденные, что никакой винил не передаст чистоту звучания, только цифра и магнитная лента. В общем, пока все идет по кругу, а дальше уже нужна новая технология.
- Если не секрет, какую программу Вы везете на «Ночь музыки»? Что мы услышим на Вашем концерте?
Скажу Вам честно, мы её ещё не составляли. У нас есть свой определенный конструктор Lego – готовые блоки. Из них вот сейчас на концерте мы будем строить либо домик, либо динозавра, или верблюда, а может быть кораблик.  Могу сказать, что блоки эти сделаны из качественного материала и программа в любом случае будет хорошая. Мы стараемся ориентироваться на собственные, авторские композиции.
- Сет-лист сильно зависит от того, где проходит концерт: на открытой площадке или, например, в здании филармонии? Где лучше звучит труба?
Кстати, зависит и очень сильно. Вот, к примеру, в филармонии ты себя не слышишь совсем, потому что стоит монитор. В горах играть совершенно невозможно, такое ощущение, что звук несется, но он где то очень далеко. Очень здорово выступать в академических залах.
Наша программа будет зависеть от того, какие эмоции мы увидим перед собой. Если люди будут слушать, мы будем играть что-то более глубокое. Если люди будут танцевать, придется наступить себе на горло и исполнять совершенно другой репертуар. Мы же не можем оставить публику разочарованной.

 

- Вы недавно записали альбом с казахским гитаристом Еркешем Шакеевым «Pier 39». В нем можно услышать достаточно редкое сочетание трубы и акустической гитары. Как Вам удалось найти баланс между двумя сольными инструментами?
Надо понимать, что на этом альбоме он выступает не как гитарист, а как композитор. Он написал 10 треков. Мы с ним попробовали сыграть сначала одну, потом вторую композицию. Так и появился альбом. Еркеш - очень талантливый композитор - мелодист. Достаточно вспомнить его работы с A’Studio «Солдат любви» и песню «Нелюбимая», которая записана на этом альбоме под названием «Oblivion».

- Как Вы относитесь к джазу, где солируют не духовые инструменты (гитара, фортепиано, бас)?

Джаз – пока что самый открытый для идей жанр, надеюсь, он таким и останется. Он тем хорош, что каждый сможет найти в нем что-то свое. Кому-то нравится авангардный джаз, кто-то любит джаз-рок, другие фанатеют за Луи Армстронга. Столько стилей – их просто не перечислишь: есть что-то более попсовое, или нечто жутко сложное, сейчас, к примеру, появилось новое направление - кроссовер с академическими музыкантами.
- Вы играли с Игорем Бутманом, Даниилом Крамером, Владимиром Спиваковым. Как повлияла на Ваше дальнейшее творчество работа с такими мэтрами?
Безусловно. От каждого ты что-то получаешь. С Бутманом я 11 лет играл в его оркестре и много лет солировал. Ты смотришь, как Игорь строит фразы, руководит ансамблем и выстраивает само дело – это очень важно. Спиваков помогает воспитывать в себе какое-то правильное отношение и не только к музыке, мелодии и звуку. В гримерных Владимир Теодорович постоянно говорит о благотворительности, как кому-то надо помочь. Светлейший человек. Даниил Борисович Крамер - удивительный мастер, я ему безумно благодарен. Когда я ушел из оркестра Игоря Бутмана, в один из первых моих серьёзных туров по стране меня как раз пригласил Даниил Борисович, и мы, кстати, с ним давали в Екатеринбурге концерт.

 

- Ваши передачи «Большой джаз», «Шаболовка 37» - с моей точки зрения, они не только развлекательные, но и во многом образовательные.  Вы стали замечать, после этих передач стало больше молодых талантов?
Мне кажется, эти программы все-таки ориентированы не на музыкантов, а на зрителей. Они призваны привлечь больше интереса к нашему жанру и я думаю, что это удается. «ТВ Культура»  снимает красивую картинку, там все динамично, это правильный, и очень интересный контент. Это очень большое дело и привлекает, прежде всего, публику.  Если кто-то из юных или необязательно юных музыкантов заинтересуется, тем лучше!
Кстати, почему-то все думают, что музыкой надо заниматься только с юных лет – это вовсе необязательно. В музыку можно прийти в любом возрасте, просто надо понимать, что ей нужно посвятить много времени, чтобы ей овладеть.
- Пользуясь возможностью, спрошу и про наших музыкантов. Перед Вами на разогреве будут выступать Kickin’ Jass Orchestra – они играют в достаточно редком направлении. Что скажете про них?
Хорошие, чудные ребята, там, насколько я знаю, играет ученик Сергея Проня. Молодцы, меня порадовало то, что они – юные, симпатичные, играют композиции 20-30х годов прошлого столетия. Только представьте, этой музыке - сто лет, а они хотят её играть. Это замечательно!
 - Про Вас я впервые узнал в одной из передач Сергея Бадюка, где Вы рассказывали о своих тренировках в зале и полностью разрушили миф о том, что музыканты - неспортивные люди. У Вас что-то поменялось в тренировочном графике?
Все стало намного сложнее, потому что тогда я был один, сейчас у меня семья, которая требует очень большого количества времени и физических сил, но я все равно стараюсь тренироваться 4 раза в неделю, а когда такой возможности нет, хотя бы отжиматься от пола или выбегать на улицу на турник.  
Единственное, с тренировками по боксу мне пришлось закончить.  Замечу, что боксом я не занимался профессионально, я играл в боксера. Мне просто очень нравится эстетика этого спорта. Для меня это - Англия, Америка, Джек Лондон, Эрнест Хэмингуэй, Чарльз Буковски. Это вид спорта очень мужественных, красивых,  правильных людей. Такие персонажи всегда были в Советском кинематографе.
По этому поводу могу сказать, что когда в твою жизнь входит что-то хорошее, тебе надо за это заплатить всем самым лучшим, что у тебя было до этого. Я и заплатил - боксом, сериалами, встречами с друзьями и многим другим, чтобы в моей жизни появилась семья.

 

- Как правильно рассчитывать силы, чтобы играть на трубе: нужно ведь и отрепетировать сет, а затем и выступить на концерте? 
Труба физически - очень тяжелый инструмент. Тут все просто. Если тебе надо сыграть 2-х часовой концерт, то накануне (за 2 недели, 10 дней, месяц), ты репетируешь по 4 часа в день. Как правило, на концерте все идет по-другому –  чуть-чуть волнуешься, бывает, играешь чуть громче, чем надо... Здесь подходит хорошее сравнение с игрушечным паровозиком, чтобы он бодро ехал, должен быть запас батарейки, поэтому, если хочешь играть концерт и не уставать при этом – надо очень много заниматься.
- Как Вы отдыхаете от концертной деятельности?
Сейчас я должен заплакать, потому что отдыха у меня вообще практически не бывает. Нет возможности просто даже сесть на диван и выдохнуть. Надо понимать, что те выходные дни, которые у меня бывают от концертов, переездов, перелетов - мы проводим с супругой и с нашими детьми, а это два маленьких трехлетних вандала, которые требуют внимания с утра и до вечера, и в то небольшое время, когда они спят днем, ты должен убирать все, что они навандалили с момента, когда проснулись.
- Какую музыку Вы слушаете в машине, может быть в Вашем плейлисте есть что-то ещё кроме джаза?
На тренировках у меня в наушниках звучит фанк и очень редко бывает что-то другое. Вообще, я все равно предпочитаю слушать только джаз, а это альбомы моих любимых музыкантов, которые я слушал сотни раз и, дай Бог, услышу ещё столько же – Майлз Дэвис, Фредди Хаббард, Стэн Гетц, Brecker Brothers и многие другие.
- В мировом кинематографе есть много фильмов про джаз (или как-то связанных с этой музыкой), такие как «Нью-Йорк, Нью-Йорк», «Зеленая книга», «Терминал». Какие-то из них Вам по душе?   
«Зеленая книга» – безусловно, хороший фильм, но я бы продолжил Ваш список. Фильм Спайка Ли «Блюз о лучшей жизни» - в роли саксофониста и трубача играют две звезды голливудских боевиков – Дензел Вашингтон и Уэсли Снайпс. Совершенно невероятный арт хауз Итана Хоука – «Рожденный для грусти» про музыканта Чета Бейкера, есть ещё один черно-белый фильм с Кирком Дугласом – «Трубач».
- Хочу закончить темой «музыка в кино», у Вас есть в планах проекты, связанные с кинематографом? 
Свой вклад в кинематограф я пока ещё не внес. (смеется)
Иллюстратор: 
Роман Рамазанов\UMN
Рубрики: Город
Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментариев нет, будьте первыми!

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Overtime.life - портал о спорте и не только
С нами скучно не будет — подписывайтесь на нашу рассылку
Мы пишем легко и просто почти обо всём. Иногда шутим, иногда
смеемся. Смотрим на мир под другим углом. Любим иронию и сарказм