«Драки в женском хоккее есть всегда»

Автор: Алёна Захарова
22.07.20
3654
12 минут чтения
Спорт
За профессиональную карьеру Екатерина Анисимова (Соловьёва) неоднократно становилась призёром различных соревнований по хоккею с шайбой. Но её главная награда — бронзовая медаль чемпионата мира-2013, которую она завоевала в составе национальной сборной. В беседе с Overtime.life мастер спорта международного класса рассказал о женском хоккее в России и Екатеринбурге, о главных победах, поражениях и даже драках.
— Екатерина, вы завершили карьеру в профессиональном хоккее. Какой из сезонов Вам запомнился больше всего?
— Каждый сезон уникален! Со временем многие моменты в памяти забываются, но ничего нельзя выкинуть из головы. Конечно, в первую очередь запоминаются сезоны, когда ты выигрываешь, зарабатываешь много очков, когда твоя команда занимает призовые места. Я не могу выделить один сезон — вся карьера разнообразна: я много где играла, во многих городах была. Безусловно, было интересно, это жизненный опыт. В каждом сезоне есть плюсы и минусы, хорошие игры и не очень.
— У вас много побед, какая самая ценная?
— Я бы не сказала, что их очень много, но они есть. Есть кубки и медали. Это всё хранится. Самая ценная победа — на чемпионате мира, когда мы заняли третье место. Это был серьёзный международный турнир, в котором я учувствовала. Те эмоции, конечно же, не предать. Столько лет готовишься, играешь, ставишь цель попасть в сборную, попадаешь на чемпионат мира и занимаешь третье место — непередаваемые ощущения.  Да, это не первое и даже не второе место, но для нашей сборной это большой успех. Мы играли со сборной Финляндии за третье место, у них был очень хороший и сильный состав.
— Тогда сборная России впервые за 12 лет выиграла медали. Какие ощущения вы испытывали в тот момент?
— Эйфория, ор и крик. Самое интересное, что эта эйфория не длится днями, она проходит за несколько минут. Когда ты понимаешь, что конец игры, ты выиграл, ты кричишь, визжишь, адреналин зашкаливает, хочется ещё и ещё! Но буквально через минут пять это заканчивается, приходит осознание, что жизнь-то продолжается. Нас награждали, это всё круто, но ты уже понимаешь, что жизнь и карьера идут дальше. Нужно идти вперед, ещё больше и больше показывать свои результаты. Но этот выигрыш останется с тобой навсегда.

— У вас большой и успешный опыт выступления на международных турнирах. Особые ощущения испытывали при игре за сборную?
— Вообще играть за сборную для меня было очень почётно! Я всегда стремилась в сборную: у меня всегда была мысль, что я хочу играть в сборной, хочу надевать майку с надписью «Россия». Это очень круто, когда ты выигрываешь, поднимают твой флаг, играет твой гимн. Но я понимала, что это очень большая ответственность, потому что в сборной играют самые лучшие. Я всегда была горда за себя, когда попадала в сборную. Это всегда очень большой шаг вперёд: ты видишь, как играют другие сборные, смотришь на них и черпаешь для себя что-то новое. А ещё побываешь в других странах. Где мы только не были за всю профессиональную карьер!
— Как вы пришли в хоккей?
— У меня неспортивная семья, у родителей никогда не было цели, чтобы я занималась спортом. Я родилась в Первоуральске, там жила и училась в школе. Однажды к нам на урок пришёл тренер Владимир Александрович Копытов и объявил о наборе девочек в детскую команду по хоккею. Мы все очень удивились, но пошли всем классом посмотреть и попробовать себя. Из всего класса осталась я и моя подруга Катя, но у неё всё сошло на нет, а я так и ходила тренироваться каждый день, мне очень нравилось. Я была активным ребёнком: мне нужно было постоянно бегать, прыгать, скакать. Естественно, первое время на коньки не ставили и клюшку не давали, а развивали физические качества, прививали интерес к игре. Так получилось, что я заинтересовалась. Я даже не сразу рассказала маме, что ходила на тренировки по хоккею, но когда сообщила ей об этом, она сильно удивилась. Много лет мама переживала, отговаривала меня, но, как видите, не переубедила, я всегда стояла на своём.
— Нередко приходится слышать, что хоккей — это мужской вид спорта и девушкам в нём не место. Сталкивались ли вы с подобным?
— Да, очень часто слышу о том, что это вообще такое, как можно этим заниматься, вы же девочки. Я сталкивалась с этим, но никак не реагирую. У каждого человека есть своё мнение. Мне близок этот вид спорта, я хочу им заниматься и играть, мне это доставляет удовольствие. Некоторые понимают и принимают, с некоторыми просто опускаем эту тему.

— Если говорить о профессиональном уровне, то чем мужской хоккей отличается от женского?
— Бывает, что когда люди узнают, то первый вопрос, который они задают: «А вы тоже дерётесь, тоже так грубо играете в тело?». Всё время приходится объяснять, что женский хоккей — это то же самое, что и мужской, немножко отличается скоростью, силовыми, но драки у нас есть всегда. В первую очередь, женский хоккей отличается всё-таки скоростями. Они медленные, потому что физиология женщины абсолютно другая, мы не можем быть быстрыми и сильными, как мужчины и за счёт этого хоккей выглядит  скучней. Но некоторым болельщикам нравится женский хоккей как раз из-за этого.  Он более размеренный, можно всё рассмотреть. В женском хоккее запрещены силовые приёмы, но в корпус мы всё равно играем, мимо игрока не проезжаем. У нас есть стычки и столкновения. Форма тоже одинаковая. Правда, есть нагрудники для женщин, но мы ими не пользуемся, они нам неудобны, мы привыкли к обычной хоккейной форме.
— Вы начали свой хоккейный путь в команде «Спартак-Меркурий». Как попали туда?
— До 14 лет я играла в команде «Уралочка» в Первоуральске. Потом нас перевели в профессиональную команду, потому что, в силу возраста, мы уже не могли играть в детской школе. Девочки из «Уралочки» отбирались в клуб «Спартак-Меркурий» в Екатеринбурге. Я попала в расширенный список игроков, которые должны были приехать на сборы. Каждый день нас возили из Первоуральска на «газельке» в Екатеринбург, где мы тренировались. У нас были летние сборы в Зелёной роще рядом с КРК «Уралец». На них тренер Олег Мартьянов участвовал в нашей дальнейшей судьбе, принимая решение, кого он оставляет в команде. Это был ключевой момент в жизни: нужно было показать всё, что ты умеешь и знаешь, показать своё желание. О мастерстве речи не было, потому что мы были молоды, а до уровня женщин и девушек, которые уже были в команде, нам было ещё расти и расти. В итоге я попала команду, и с 14 лет началась моя взрослая профессиональная карьера.
— Позже вы перешли в «Динамо», как и большая группа игроков «Спартака-Меркурий», с чем связано это решение и оправдался ли переход?
— Всех нюансов уже не помню, но тренер Олег Мартьянов захотел создать команду для новых перспектив и вершин, к которым мы должны были тянуться. Он нашел спонсоров и предлагал новые условия. Тогда мы разделились на две команды — одни остались в «Спартаке-Меркурий», а другие перешли в «Динамо». Но ничего хорошего не вышло. О своём поступке я не жалею — это опыт. Мы поиграли полсезона, а потом нам приостановили выплаты по зарплате, потому что спонсоры «не вывезли». В итоге мы доигрывали сезон без зарплаты, просто ходили на тренировки и играли. Тогда мы ещё проиграли «Меркурию». Наша команда закрылась окончательно. Никто не хотел дальше вкладываться в неё. Проект «Женский хоккейный клуб «Динамо» — «не зашёл».

— И потом вы оказались в «Факеле». Почему приняли решение продолжить карьеру в Челябинске?
— Нам, девочкам из Екатеринбурга, предложили перейти большим костяком, потому что в Челябинске было очень мало игроков. Хотелось новых целей, а предложение было очень заманчивое. Меня всё устраивало: коллектив, контракт, тренеры. К Екатеринбургу привязки не было. Правда, на тот момент у меня были отношения с молодым человеком, но я понимала, что ещё ничего не добилась в спорте и решила не рисковать своей карьерой из-за отношений, это было бы неправильно. Меня поддержали. Я спокойно уехала в Челябинск и играла там четыре года.
— Вскоре вы перебрались в Уфу. В команду «Агидель». Что можете вспомнить об этом этапе своей карьеры?
— В Уфу я перебралась не сразу. Сначала я подписала контракт с хоккейным клубом «Торнадо». Об этом мало кто знает. Я приехала на сборы в Дмитров, где базируется команда, но перед самыми сборами директор клуба объявил, что у них поменялись планы, они не могут исполнять контрактные обязательства. Тогда нам предложили выбор: остаться на новых условиях, или уехать в другую команду. Я приняла решение поехать в Уфу. Уже через пару дней я оказалась там на сборах. Переезжать приходилось на машине с уже распакованными вещами. Это был необычный опыт в жизни.

В Уфе мне безумно нравилась, как в городе, так и в команде. Отношение к игрокам в команде — одно из самых лучших в стране. Там есть свой лёд и своя раздевалка. Там заботятся о здоровье, питании и отдыхе. Всё сделано для того, чтобы работать и ни о чём не думать. Я жила в Уфе три года. Мне очень тепло, когда я об этом вспоминаю. Последний сезон для меня был тяжёлый, потому что пришел новый тренер со своими установкам и другим видением игры. Где-то я не вписывалась в игру. Я об этом не стесняюсь говорить. Это спорт, это люди — у каждого свое мнение и видение.
— Вы вернулись в Екатеринбург, в состав СКСО — насколько это было значимо для вас вернуться в город, где началась ваша профессиональная карьера...
— Когда у меня закончился контракт в Уфе, у меня были переговоры о дальнейшем сотрудничестве с «Агиделью». На тот момент я уже встречалась со своим будущим мужем. Мы взвешивали все «за» и «против» и приняли решение, что не хотим встречаться на расстоянии. У меня была возможность вернуться в родной город и поиграть здесь. Так я вернулась в Екатеринбург, в Сборную команду Свердловской области.
У меня всегда были мысли, что если буду заканчивать карьеру хоккеистки, то хочу провести заключительный сезон там же, где и начинала. Я приняла решение, что это будет мой последний сезон, но поиграла ещё один, а после была тренером этой команды еще год.

— Как началась ваша тренерская карьера?
— Это было очень неожиданное предложение от директора клуба и от главного тренера. У нас с мужем уже были планы на будущее. В конце сезона я подошла к тренеру и сказала, что планирую завершить карьеру. Через некоторое время он предложил мне попробовать свои силы качестве его помощника. Я не сразу согласилась. Мне пришлось подумать. Мой муж позволил мне принять самостоятельное решение, за что я ему безумно благодарна. В итоге моё желание посмотреть на игру с другой стороны пересилило, и я согласилась. В обязанности помощника тренера входило следующее: подсказывать девчонкам, поправлять их, где-то подбадривать, указывать на ошибки или отмечать положительные моменты. Также моя роль заключалась в помощи главному тренеру при составлении тренировочных процессов, разбора игры или разбора состава на игру.

— А каково это играть в команде-аутсайдере?
— Мне было очень сложно перестроиться, я играла в клубе, который идёт на первых позициях, постоянно выигрывает, а потом оказалась в команде, где каждую игру проигрываешь. Это безумно сложно в эмоциональном плане! Где-то это подстёгивало, хотелось большего, но иногда руки хотели сами опуститься. Было тяжело, но я переборола это, думая, что занимаюсь своим любимым делом. У нас в команде было очень много молодых девчонок, нужно было им показать, что не важно, какой исход, из игры в игру, из тренировки к тренировке нужно получать удовольствие от своего любимого дела, нужно стремиться к победе и не опускать руки.
— В чем видите причины неудач команды из Екатеринбурга?
— В городе не очень сильно заинтересованы в женском хоккее. Не вкладывают в него деньги. Если сравнивать с той же «Агиделью» из Уфы, то это небо и земля по бюджету, по отношению, по тренировочному процессу. В Екатеринбурге приходится в разных местах пользоваться тренажёрным залом и льдом. Случалось, что тренажёрный зал был на одном катке, раздевалка на другом, а домашние игры проходили на третьем. Это неудобно и доставляло дискомфорт. На эти условия мало кто, соглашался, поэтому выбирали клуб, где лучшие условия. Из-за этого команда всегда была с неопытным составом из молодых девчонок, которые просто любят хоккей и хотят в него играть. Это их первый опыт, у них нет уверенности в себе, как в игроке хорошего класса — а это еще и психология.

— Не обидно, что в родном городе и области такое положение дел в женском хоккее?
— Конечно, обидно! Хочется, чтобы в таком большом городе-миллионнике как-то обратили внимание на женский хоккей, ведь это олимпийский вид спорта. Хочется, чтобы было больше помощи и возможностей для развития женского хоккея. А иногда, как в Первоуральске, этот спорт держится лишь на желании, огромной любви к хоккею и своему делу — на том, что есть, без денег и спонсоров, готовых что-то купить. Не каждому человеку по силам работать в таких условиях, но тренер Копытов этому пример.
— А насколько вообще развит женский хоккей в России?
— Конечно, у нас женский хоккей не развит. У нас не заинтересованы в этом виде спорта. Существует стереотип, что хоккей не женский вид спорта. На него ходит мало болельщиков, поэтому его не развивают, не вкладывают в него деньги, потому что он не приносит прибыли. Если посмотреть на Америку и Канаду, то у них даже в каждом студенческом городе от колледжа или университета есть своя команда, которая играет на турнирах. Девочки ходят на учебу, сдают экзамены, потом идут на тренировку, принимают участие в матчах. Там всё продумано и соревнования проходят на выходных.
— Как вы думайте когда, наконец, Россия обыграет Канаду и США и станет первой на Олимпийских играх или чемпионата мира?
— У них намного больше девочек, занимающихся хоккеем. Там не разделяют женский и мужской хоккей — у них это одно. В школе, университете, дворе — есть девочки, которые играют в хоккей. Там не говорят: «Это же мужской вид спорта!». Все поддерживают, помогают и желают только удачи. Наверное, когда у нас будет в каждом городе по команде, когда будет огромная конкуренция чтобы попасть в профессиональную команду, в сборную — вот тогда и будем выиграть. Пока нам этого не хватает.
— Несколько лет назад Сборную не обошёл стороной допинговый скандал — результаты команды на Олимпиаде признали не действительными, а некоторых хоккеисток пожизненно отстранили от игр. Что можете сказать по этому поводу?
— Допинговый скандал — это всегда неприятная тема. Ничего хорошего в этом нет, только плохой осадок. Тем более, когда ты разговариваешь с девочками, и они говорят, что не понимают, как это произошло. Были международные суды, но, насколько я понимаю, вина тех девочек, так и не была доказана. В итоге три девчонки дисквалифицированы пожизненно от игр в сборной, с клеймом, которое не очень хорошо отразится на них. Если бы было какое-то адекватное объяснение произошедшему, но пока это непонятная ситуация.
— А если говорить о хоккее в России в целом, какие проблемы видите? Что хотелось бы исправить?
— Да ничего не нужно исправлять. Нужно просто развивать хоккей, больше школ открывать. Для мальчиков-то даже не очень много хороших школ. Нужно больше заинтересовывать детей, делать больше катков во дворах, больше давать возможностей получать удовольствие от этого вида спорта в маленьком возрасте, когда у них есть интерес, чтобы это всё переросло в любовь к игре. Будет конкуренция, будет больше игроков — за счёт этого хоккей будет расти и развиваться. Сейчас есть школы, куда толпами родители приводят своих детей. Дети не хотят играть в хоккей, но родители заставляют — вот такая у нас проблема.

— Не могу не обойти стороной ХК «Автомобилист» — главную хоккейную команду Екатеринбурга и Свердловской области. Всё внимание к ней: у неё могущественный спонсор, вкладываются огромные деньги, покупаются дорогостоящие игроки, ставятся высокие цели и задачи. Со стороны всё в порядке. Но так ли это?
— В последнее время «Автомобилист» стал показывать лучшую игру, чем у них была. Это заслуга их нового большого и хорошего спонсора. За счёт его помощи клуб может купить хороших игроков, предложить достойные условия и заработную плату, поэтому хорошие игроки не прочь сюда прийти и поиграть. Но, наверное, не всё так хорошо в команде, если в первом и во втором раунде команда постоянно вылетает. Значит что-то не дает проходить дальше и выигрывать. Может, это та же психология, либо все-таки не настолько мастеровитая команда, даже если туда приходит пара хороших игроков.
— Женская команда в Екатеринбурге даёт путь в большой хоккей молодым хоккеисткам, в «Автомобилисте» же, молодые парни, доморощенные воспитанники уходят из команды, так как не чувствуют доверия. Почему так происходит?
— Возможно то, что молодые игроки не попадают в состав — это тренерское решение. Он не заинтересован развивать молодежь, у него другие задачи. Но я знаю несколько клубов, которые заинтересованы, чтобы у них каждый сезон в состав попадали несколько молодых игроков, которые будут играть в КХЛ, за счёт этого расти. К сожалению, здесь не так, и молодым приходится уезжать.
— Со сложными моментами в хоккее разобрались. А для вас лично в хоккее были сложные моменты? Может быть, хотелось бросить на каком-то этапе?
— Мне хоккей давался легко, потому что мне это нравилось. Я люблю безумно этот вид спорта. Мне даже сейчас его не хватает, очень хочу на лёд. Безусловно, были тяжёлые моменты, например, сложная предсезонка. Каждую предсезонку мы думали: да зачем нам это нужно? Но головой понимали, что это большой фундамент на весь сезон. Нужно выкладываться на предсезонных сборах, тогда будет легче в сезоне. Так всегда и бывает. Кто где-то недоработает на предсезонке, тому в середине сезона не хватает сил на дальнейшие игры. Бросить я никогда не хотела. Но когда стала взрослей, то уже начала задумываться о том, что нужно что-то менять и идти дальше. У меня не было желания играть в хоккей до 40 лет и больше ничего не иметь.
— На характер и вашу личность повлияла профессия?
— Я думаю, что да. Где-то я стала уверенней, легче прохожу жизненные ситуации. Наверное, где-то даже психологически проще преодолевать различные ситуации, которые даже не связаны с хоккеем. А положительные черты, которые я приобрела — целеустремлённость, желание добиться своего.
— Что ещё дал вам хоккей?
— Хоккей дал мне очень многое! Путешествия по миру и стране, друзей, спорт который я люблю всем сердцем и душей, он мне дал будущего мужа! Мы с ним познакомились на свадьбе друзей. Они тоже хоккеист и хоккеистка. Первый раз мы друг друга увидели на этой свадьбе, а через какое-то время у нас закрутилось. В итоге у нас четыре года отношений, из которых два мы муж и жена.
Подписывайтесь на email-рассылку Overtime.life — все главные тексты недели и месяца на почте! Подписывайтесь на нас в Facebook и «ВКонтакте».
 
Иллюстратор: 
Фото: предоставлено героем материала
Рубрики: Спорт
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментариев нет, будьте первыми!

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Overtime.life - портал о спорте и не только
С нами скучно не будет — подписывайтесь на нашу рассылку
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Мы пишем легко и просто почти обо всём. Иногда шутим, иногда
смеемся. Смотрим на мир под другим углом. Любим иронию и сарказм