Главная по тарелочкам

Автор: Сергей Сивопляс
13.06.19
7161
12 минут чтения
Спорт
После того, как Алиса Тизик перебралась из Москвы в Екатеринбург, мы можем говорить о том, что в нашем городе живет чемпионка мира и Европы по алтимату. Что это за вид спорта, почему фрисби – это не игра с собакой во дворе и при чем тут командный дух – в материале Overtime.life.
– Как ты попала в алтимат?
– Спорт в моей жизни был всегда. Я занималась семь лет теннисом, три года художественной гимнастикой, а еще плаванием и легкой атлетикой, но мне все это рано или поздно надоедало. На сборах нам иногда давали диски, чтобы мы могли поиграть в алтимат. Мне это всегда нравилось, поэтому чуть позже купила себе тарелку, чтобы играть с ребятами в школе. Никогда не думала, что это сможет перерасти из развлечения в нечто большее. Когда поступала в университет, увидела, что там есть команда по алтимат фрисби. Пошла на первую тренировку и уже восемь лет кайфую от этого вида спорта. Ни разу не было мысли бросить. Меня притягивают не только игровые элементы или ситуации, но и то, что это командный вид спорта, есть своя тусовка и спортивный дух.
– Сколько времени надо тренироваться, чтобы достичь твоего уровня?
– Никогда не бывает много тренировок. Сейчас у меня они почти каждый день. Это может быть игровое или бросковое занятие, а может быть обычная качалка. Но по-настоящему хороший режим - пять раз в неделю. Нужно быть готовым физически, уметь высоко прыгать, кидать и ловить в разных погодных условиях. Максимально разноплановая подготовка.
– Где в нашей стране проходят турниры?
– В основном, это Москва и Питер, но есть крутые турниры в Великом и Нижнем Новгороде. 

– Почему не на юге страны, где, казалось бы, есть подходящие климатические условия?
– С юга сложней ездить в Европу, ребята там в своем соку варятся и не развиваются. В центральной России приток новичков выше, а летать в Европу и другие города гораздо дешевле.
– Если лететь играть в Европу, то куда?
– Песочные турниры – это Италия, Испания, иногда Прибалтика. Если мы говорим о травяных, то Бельгия, Голландия, Дания и Великобритания.
– Сколько клубов всего существует в России?
– Все команды любительские. Больше всего их в Москве и Питере – там по четыре-пять коллективов, а также есть большое количество студенческих команд. Есть в Нижнем Новгороде два клуба и один в Великом. В Екатеринбурге с 2008 года существует мужская команда «Катюша», а теперь есть и первая женская – «Вандерфокс».

– Что из себя представляют площадки для игры и что на них происходит?
– Если говорить о турнирах на песке, то это поле 75 на 25 метров, 45 минут грязного игрового времени и цель набрать 13 очков, либо больше, чем соперник, к завершению тайминга.  Если турнир проходит на траве, то поле больше – 100 на 37 метров. Игрового времени 100 минут, цель - набрать 15 очков.
Покрытие влияет на динамичность игры. На песке передвигаешься медленней, зато часто прыгаешь и красиво летишь в падении за диском. На траве пасы длинней и выше, бегаешь быстрей, но игра более растянута по всему полю.
Чтобы заработать то самое очко, надо довести тарелку в зону соперника, которая находится от тебя на противоположной стороне. Поймал диск, зафиксировал, не двигаясь с места, отдал партнеру за 10 секунд. Отобрать снаряд из рук у тебя не могут, но соперник способен перебить диск в воздухе или перехватить его в полете. Если тарелку никто не догнал и она просто упала – это переход владения. Теперь атакует тот, кто защищался до этого.
– Где в Екатеринбурге можно тренироваться?
– В теплое время года на песке или траве. Обычно у нас это поле на Стачек,3 или на Санаторной, 24. Зимой в залах, конечно. В CК им. Трубачева хорошее и недорогое поле. В Екатеринбурге нет проблем с закрытыми площадками, но абсолютный дефицит песка – на Турбинной единственная песочная, которая нам подходит.  
– Сколько денег тебе необходимо на все это?
– Траты зависят от амбиций спортсмена. С моими – в месяц на тренировки уходит порядка 5000 рублей. Кроме того, отдельно нужен фитнес-зал. Еще стоит закладывать бюджет на турниры. За год у нас есть два-три российских и примерно столько же зарубежных. По стране на одну поездку можно закладывать около 10 тысяч рублей. Чтобы съездить в Европу на выходной турнир, надо в пределах 30 тысяч.  

– Где ты работаешь, чтобы находить деньги на все это?
– В Unilever (бывший концерн «Калина»). Я старший бренд-менеджер, занимаюсь продвижением и развитием бренда косметики «Чистая Линия».
– И как коллеги относятся к твоему увлечению?
– Они болеют и поддерживают, иногда подшучивают. К победе на Чемпионате Европы они сделали мне очень крутой торт в виде тарелки. Одна из коллег даже начала со мной тренироваться. Теперь мечтаем создать корпоративную команду.
В чем главная фишка вашего вида спорта?
– Дух игры. У нас нет судей, поэтому все основывается на честности. Когда ты получаешь тарелку, соперник вслух считает твои 10 секунд, которые есть у тебя на передачу. Это гораздо круче, чем фейр-плей. Мы любим и уважаем друг друга, поэтому играем честно. Если ты нарушил правила или уронил тарелку, то сознаешься в этом. 
После каждой игры команда заполняет отдельную бумагу с целым набором критериев, характеризующих игру соперника – знания правил, фолы, физический контакт, общение, справедливость. У кого средняя оценка за турнир будет лучше, тот получает отдельный кубок. В нашей команде я капитан по Духу Игры. Если соперник выставляет нам пониженные баллы, то спирит-директор турнира вызывает меня и спирит-капитана другой команды, чтобы обсудить, что было не так.
Все это делается, чтобы пресекать грубость и конфликты. Если команда на протяжении нескольких игр показывает низкий спирит-рейтинг, то в дальнейшем к ней могут применяться серьезные санкции, вплоть до дисквалификации. 
Я делаю тесты по правилам, работаю вместе с девчонками над позитивным образом, потому что у российских команд нет привычки улыбаться незнакомым игрокам из команды соперника, чего не скажешь о европейских или американских спортсменах. 

– Представим, что я мерзкий человек и не сознаюсь в нарушении – что вы мне сделаете?
– Ни разу не встречала таких людей. То ли они очень быстро исчезают из спорта, то ли я не сталкивалась. Даже если играется решающий матч, могут быть спорные ситуации. Тогда момент может быть переигран.
– Почему алтимат в России не раскручен?
– Это маленькое комьюнити, которое разрастается и увеличивается. Нужно терпение и желание. Это не как купить раскраску, а потом говорить, что это твое хобби. Если ты хочешь играть, тебе нужно быть готовым минимум два раза в неделю уделять время подготовке. Кроме того, погодные условия не всегда идеальны, приходится снимать залы, ведь ты не можешь дома взять и поиграть в алтимат. Если бы мы жили в более теплой стране и нам рукой было подать до пляжа, барьер входа в спорт был бы ниже. Дело не в популярности, а в том, что нет медийности, нет профессиональных турниров и нет спонсоров.
– Все игроки сборной России в Питере и Москве, почему ты у нас?
– Я на самом деле тоже из Москвы. Приехала сюда работать на какое-то время и осталась. Проблема в том, что есть сложности, связанные с тем, чтобы быть участником национальной команды и жить в регионе. Тренировки команды проходят в Москве и Питере, поэтому новичкам из регионов тяжело влиться. Мне проще, потому что я сначала заиграла за сборную, а уже потом переехала в Екатеринбург.  Буду стараться поднимать уровень на Урале, чтобы люди отсюда могли претендовать на попадание в главную команду страны.

– Победа на Чемпионате Мира в 2017 году – насколько это казалось возможным?
– На самом деле мы готовились к тому, что будем бороться за самые высокие места. Не говорили о финале, но выходили с мыслью о победе в каждом матче. В 2015 году был Чемпионат Мира в Дубае, в финале наши девчонки проиграли США в одно очко, и было серебро. Мы понимали, что в этот раз при должном старании и упорстве у нас будет шанс на реванш. По турниру шли уверенно, выиграв почти все встречи и уступив только США в ничего не решающем матче.

После этого был полуфинал с Британией, который мы легко выиграли. В финале все сразу пошло не так. У нас все отскакивало, нам не везло, мы нервничали. В какой-то момент у меня появилась мысль, что серебро не так уж и плохо. Но у всех, видимо, что-то изменилось, поняли, что терять нечего, и вдруг поперло. Один перебили, другой перебили, команда заряжается от такого. Наши девчонки выбивали диски у американок, а те не понимали, что происходит. Они уже считали, что золото у них, ведь оставалось одно очко. Возможно, эти два фактора и позволили нам победить.

Фото: Illia Shypunov Ultimate Photography

– Вам же немного повезло?
– Во время игры мы не поняли, что случилось. Американка должна была спокойно принимать диск, но ей бликануло солнце, диск коснулся головы и полетел ей за спину, а перед тем, как он коснулся песка, игрок нашей команды успела его поймать в падении, и мы стали чемпионками мира.

– Что вы получили за победу в чемпионате?
– Медаль. Призового фонда нет.
– К какому турниру готовишься прямо сейчас?
– К чемпионату Европы на траве в Венгрии – он пройдет с 29 июня по 6 июля. У нас практический тот же состав, что был на песке, но добавится еще несколько игроков, так как скамейка в травяных турнирах длинней и нужно больше людей. Занимаюсь на траве, тренирую местные команды – как мужскую, так и женскую, хожу в зал. Каждый месяц езжу на сборы. Впереди еще открытый Кубок в Питере, где мы будем играть против парней в открытом дивизионе. 
– Как это против парней?
– Это нормальная практика для нас. Мы оговариваем некоторые игровые нюансы – например, что парни не выпрыгивают высоко в борьбе - и играем с большинством мужских команд на равных. Некоторые это считают одним из секретов женской Сборной России, что мы в процессе подготовки играем против мужиков. 

– До скольких лет собираешься играть в алтимат?
– Пока не развалюсь! Есть дивизион Masters, где играют девушки 30+, есть Grand-Masters – это 37+, а есть Great Grand-Masters, это 45+. Ты можешь играть как в своем возрасте, так и против более молодых ребят, тебя в этом никто не ограничивает. В России есть парень Вадим Медведев, которому уже больше 48 лет, но он продолжает играть.
– Самое обидное, что слышала о своем виде спорта?
– «Это вы с собачками играете?»
– Спортивная мечта?
– Мечтала бы сыграть на Олимпийских Играх, если диск туда все-таки введут и все сложится. Я буду еще не так стара!  

– Что значит для тебя игра в диск?
– Смысл жизни и та активность, от которой я кайфую. Помню, я начинала на пыльном московском стадионе. Парни играли на большом поле, а я и другие новички на маленькой площадке. И вот я бегу, жуткая пылища столбом, поздний вечер, фонари ярко светят. Мне кидают диск, я ловлю, падая в пыль и думаю – «Как кррррруто! Этим я бы хотела заниматься всю жизнь!».  

Иллюстратор: 
Фотограф: Александр Мамаев
Рубрики: Спорт
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Alexander Abramskiy
13 июня
Знакомые лица. Ребята, приходите играть, это очень круто!