Самые известные водонапорные башни Екатеринбурга

Автор: Анастасия Муравьёва
05.11.20
4267
12 минут чтения
Город
В советское время почти в каждом микрорайоне Свердловска была своя водонапорная башня. В 60-е годы объекты потеряли актуальность, постройки стали забрасывать, сносить или перепрофилировать. До нашего времени сохранились не все башни. Overtime.life собрал информацию о наиболее известных объектах города, которые используются сегодня.
Что такое «водонапорная башня»
«На втором этаже башни почти всегда находился бак, в который под напором подавалась вода, а на первом была печь, которая работала в холодное время года. В свое время водонапорные башни сильно упростили жизнь горожан и процессы производства, прежде всего», – рассказывает научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга Евгений Бурденков.
Сейчас башни активно используют в сельской местности, где нет центрального водоснабжения – там к ним все привыкли.
Башня на Плотинке

Иногда люди путаются и называют ее «сторожевой» – возможно, из-за специфического внешнего вида. И хотя сейчас строение смотрится диковинно – это типовой объект для своего времени (башня появилась в 1891-92 годах). В то время похожие объекты строились повсеместно: они содержали в себе элементы, отсылающие к древнерусской эпохе: бревенчатую кладку и узоры из кирпича. 
Точно не ясно, для чего именно использовалось строение. Как правило, башни строили рядом с железнодорожными пунктами, либо вблизи крупных производственных предприятий. В XIX веке на Плотинке как раз располагались железнодорожные мастерские, башню использовали её в противопожарных целях.

Незадолго до Великой Отечественной войны башню использовали как фотолабораторию. В годы войны на Плотинке расположился танковый завод №37. После окончания войны его переименовали в «Уралтрансмаш». Работники завода жили в перенаселённых коммуналках. Чтобы хоть как-то улучшить ситуацию, в башне обустроили две квартиры. Одна из обитательниц того «дома» до сих пор с теплотой вспоминает жизнь в башне.
Людмила Кубланова (Перковская) прожила в водонапорной башне вместе с семьёй 8 лет. Родители с девочкой и её младшим братом заселились в башню в 1950 году, когда Людмиле было всего пять. Переехали они оттуда в 1958, когда отцу на заводе дали квартиру. В общей сложности башня была обитаема около 20-ти лет. Окончательно ее расселили в 1966 году.
«Комната у нас была небольшая, шестигранная, можно даже сказать – круглая. Внутри все обшито фанерой, в основании – не тесаные гранитные камни. Поверх фанеры – обои», – вспоминает Людмила Кубланова. – «В башне была своеобразная система отопления. На «Уралтрансмаше» производился пар, который использовали в технологических нуждах. При помощи него обогревалось наше помещение, пар давали периодически на небольшое время. Мы звонили в паросиловой цех и говорили: «Дайте пару». Они открывали задвижку, и к нам поступал перегретый пар, батареи нагревались очень сильно, как утюг. В одном месте труба проходила по полу, и надо было аккуратно через нее перешагивать, чтобы не обжечься».

Не было и водопровода, туалет находился неподалеку - на улице. У башни было два небольших пристроя. В одном из переходов (из пристроя в башню) стояла кроватка младшего ребенка – её длина как раз совпадала с шириной стены. Ещё у семьи Людмилы имелось что-то вроде кладовки или полатей: между потолком и дном бака было расстояние в полтора метра, в потолке был проделан люк, и можно было подставить лестницу и забраться в пространство. Там хранились вещи и играли дети.
«Мы в детстве ощущали себя в безопасности в башне, я не помню никаких трудностей, хотя маме, конечно, было тяжело – нужно было справляться с хозяйством и следить за нами, детьми, так как в садик мы не ходили. У нас всегда бывало много гостей – как правило, компания из 4-5 пар – где помещались, сейчас трудно понять. На Новый год еще и елку ставили огромную, под потолок, вешали на нее конфеты, мандарины, записки. И всегда было весело, взрослые танцевали, пели, ходили к фонтану гулять. С родительскими друзьями, которые еще живы, я до сих пор связь поддерживаю. Дружу с соседкой, которая жила над нами – мы с ней даже в один институт поступали. У меня очень светлые воспоминания о жизни в башне сохранились, в детстве даже уезжать не хотела».
Долгое время после расселения башня пустовала, даже горела и была на грани сноса, а горожане, живущие рядом, разбирали ее деревянную часть на дрова. После реконструкции в 1973 году в башне стали продавать сувениры. В 90-е Музей истории Екатеринбурга открыл там экспозицию уральского металла «Метальная лавка». С 2018 года на втором этаже башни действует выставочное пространство, на первом работает кофейня.
Башни на железнодорожном вокзале

Две башни на вокзале, как и башню на Плотинке, построили до революции. Одна из них содержит готические элементы: например, окна характерного вида.
"Малая башня является памятником архитектуры областного значения. Здание сохранилось почти в первозданном виде", - говорит научный сотрудник музея истории, науки и техники Свердловской ж.д. Валерий Шестаков. 
Башня поменьше появилась в 1884 году, именно в этом году образовали Екатеринбург-Тюменскую железную дорогу. Башня обеспечивала водой станцию и паровозы. Другую, большую, в стиле модерн, построили примерно в 1910-е годы, когда возвели новый вокзал. Сейчас большая башня почти используется по назначению – сам бак не функционирует, но через объект прогоняют воду. Во второй башне тоже есть бак, но демонтированы лестницы, постройка пустует.
«В Свердловске было очень много водонапорных башен, как и в любом другом городе СССР. Некоторые из них сохранились, часть заброшены, возможно, какие-то используются по назначению, но точной информации об этом нет. Каждый микрорайон, построенный до 50-х годов XX века, имел свою водонапорную башню. До того, как центральное водоснабжение провели по всему городу, башни были практически везде: в Калиновском лесопарке на Эльмаше, на ЖБИ, на Сортировке (её снесли в 2019 году – Прим. ред.), на Широкой речке… Свою актуальность они потеряли в 60-е годы”, – уточняет Евгений Бурденков.
Башня на Московской горке

Объект построили приблизительно в конце 1926 года. Башня на Московской горке сразу стала основой системы водоснабжения и обеспечивала водой центр города. До того времени люди, как правило, набирали воду на водоразборных будках (в тот период – что-то вроде кирпичных строений). В 1928 году в Свердловске началось строительство первых капитальных домов, много зданий появилось рядом с Московской горкой, они также снабжались водой за счет башни.
Позже система водоснабжения поменялась, стали применяться мощные насосы, и башня утратила былую необходимость. Некоторое время объект пустовал, а в 1994 году силами Федерации альпинизма Свердловской области внутри него оборудовали скалодром. Тогда же появилась школа горных видов спорта, которая базируется в башне. Сейчас там два зала, большой – для скалолазания, и маленький – для боулдеринга (это лазание по коротким, но сложным трассам). Еще недавно в башне сделали зал для упражнений.
«В Екатеринбурге очень мало высоких помещений, где можно бы было тренироваться в лазании. Все, которые есть, промышленные – например, заводские. Но заводы – не самое удобное место для занятий. А башня подходит по всем параметрам, вот и выбрали ее, срезали бак и сделали скалодром», – объясняет тренер по скалолазанию Андрей Мухин, который работает в башне. – «Трассы скалолазания отличаются по сложности, самые легкие - 5а, самые сложные - 9с. В башне есть «пятёрки» и «семёрки», для трасс более высокого уровня уже сложно перестраивать рельеф. Это вообще первый скалодром в городе. Когда-то там даже проводили соревнования, но сейчас этого не делают, потому что нет трибун и зрителям негде сидеть».
Башня на Уралмаше (Белая башня)

Какой-то период в Советском союзе водонапорные башни строились повсеместно. Одной из первых появилась башня на Уралмаше. Как рассказывает историк Евгений Бурденков, её возвели по необычному проекту, который должен был удивить современников. Раньше конструкции собирали из кирпича, они носили чисто функциональный характер, а Белую башню отлили из бетона. Еще и форма получилась необычная. Возможно, это было сделано, чтобы показать прочные свойства строительного материала.
Поначалу горожане считали постройку странной из-за ее внешнего вида, в особенности – непонятных «ножкек-подпорок». Люди думали, долго такая не проживет. Но башня стоит и по сей день и является одним из ярких примеров конструктивизма.
В 60-е годы строение утратило функционал. Сначала здание хотели использовать как кафе, но спустя время оно стало заброшенным. Все изменилось, когда за башню взялась архитектурная группа «Подельники», которая привела объект в порядок.

Сейчас в башне проводятся самые разные ивенты, как правило – с апреля по ноябрь; в холодное время года постройка пустует. С 2016 года «Подельники» устраивают в башне экскурсии (последняя состоялась в прошедшие выходные). А этим летом объект поучаствовал в исследовании космического излучения – сотрудники УрО РАН устанавливали нейтронную ловушку на вершине строения.
Чтоб полностью отреставрировать башню, «Подельникам» требуется крупная сумма денег. За год с помощью краундфандинга группа насобирала полтора миллиона рублей, нужно восемь. Этим летом был выигран грант международного фонда «Гетти», который поддерживает объекты модернизма. Теперь активисты готовы создать реставрационный проект, найти средства на его осуществление и воплотить идеи в жизнь. Проект включит в себя множество исследований, одно из них должно подтвердить, что башню можно сделать теплой и она сможет работать круглогодично.

«Когда мы только пришли в башню, там не было ни окон ни дверей. Мы в ней убирались, проводили субботники, делали так, чтобы люди видели, что у нее есть хозяева, даже если она пустует, как-то оживляли пространство. Когда у нас появились деньги, мы ее законсервировали и поставили сигнализацию. Первые два месяца служба охраны выезжала туда каждую ночь. Потом все поняли, что она, кажется, находится под охраной, и перестали туда ломиться. Сейчас какие-то случаи крайне редко происходят», – рассказывает участница проекта «Белая башня» и директор арх-группы «Подельники» Полина Иванова. – «Потом с помощью фонда «Внимание» мы смогли провести в башню свет, сейчас на башне работает реле (устройство для удаленного управления светом), которое включается в шесть часов вечера. Это тоже символизирует, что башня живая, что есть люди, которые ей занимаются».

Подписывайтесь на email-рассылку Overtime.life — все главные тексты недели и месяца на почте! Подписывайтесь на нас в Facebook и «ВКонтакте»

Иллюстратор: 
Александра Водолажченко. Фото: группа в "ВКонтакте" "Белой башни", группа "ВКонтакте" "Екатеринбург наизнанку", uraloved.ru и Фото башни на Плотинке из группы в ВК "Башня на Плотинке The Water Tower on the Dams"
Рубрики: Город
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Комментарии
авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий
Комментариев нет, будьте первыми!

Нажимая кнопку «Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Overtime.life - портал о спорте и не только
С нами скучно не будет — подписывайтесь на нашу рассылку
Подписаться на рассылку OVERTIME.LIFE

Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных Политикой конфиденциальности.

Мы пишем легко и просто почти обо всём. Иногда шутим, иногда
смеемся. Смотрим на мир под другим углом. Любим иронию и сарказм